Реклама

Дневник стиля: иллюстратор и издатель Лилит Саркисян

Дневник стиля: иллюстратор и издатель Лилит Саркисян


Проект #SHAREYOURSTYLE ― специальная рубрика ХОЧУ.ua, с помощью которой мы хотим показать, как легко и просто быть стильной. Героини ― не только яркие, самобытные и модные девушки, но еще и современные ролевые модели: каждая из них занимается любимым делом и транслирует определенный образ жизни, поведения и мировоззрения, выражающихся, в том числе, через манеру одеваться. Наша новая героиня ― одна из первых украинских fashion-иллюстраторов и издатель арт-журнала thenordar.com Лилит Саркисян.




Лилит ― та самая девушка, которая дала жизнь проекту «Помешанные», рассказавшему о талантливых и достойных гордости украинцах, в чьих жилах течет не украинская или не только украинская кровь. Выход проекта пришелся на значимый для Украины период политических изменений, поэтому детище Лилит имело эффект разорвавшейся бомбы. Ведь, по сути, будучи сама армянкой, она вовремя и доступно вместе с фотографом и интервьюером «Помешанных» Крис Кулаковской рассказала о том, что национальная идентичность ― вопрос такого же личного выбора, как и профессия, и многие другие вещи.


5
5
1










Кроме того, Лилит Саркисян стала одним из первопроходцев в украинской модной индустрии, дав старт жанру отечественной fashion-иллюстрации. Об этих своих достижениях она рассказывала много и часто, поэтому мы решили поговорить о более личных и, так сказать, приземленных вещах. И начали, например, с того, почему в киевской «фейсбук-тусовке» ее многие считают «высокомерной».



О СЕБЕ





Хочешь ты того или нет, но, если ты публичный человек, у тебя складывается медийный «глянцевый» образ. Этого невозможно избежать и это не значит, что я сижу и обдумываю, какой же мне быть, ― нет. Человек постоянно выворачивается наизнанку только в том случае, если он играет. Но всегда быть таким, каким ты хочешь себя видеть, ― сложно. В этом плане мне совершенно не приходится выворачивать себя наизнанку, и я не вижу в этом никакого смысла. Мне кажется, что меня все любят. Я на это надеюсь, да. А почему бы меня не любить? Я никому ничего плохого не сделала. Но в то же время постоянно слышу от каждого, с кем общалась хотя бы 15 минут: «До общения ты казалась такой высокомерной». Я часто вижу ребят в городе, которые меня узнают, но не подходят, потому что им «страшно» из-за предубеждений или неловкости. Я же такая добрая!


Я прямолинейная. Всегда говорю в лоб все, что думаю. Прямота сразу отфильтровывает ненужные вещи, слова, отношения и людей, поэтому я не трачу энергию на то, что мне не нравится. Я многое прошла, чтобы научиться прямоте и честности с самой собой — кто рождается с таким умением?


Никто никогда не скажет, что я ― типичный интроверт, даже моя мама. А я та-а-кой интроверт! Это проявляется во всем: в отношении к жизни, отношении к себе, оценивании и рефлексии, в реакциях, сомнениях, в самокопании. Находиться наедине с собой в четырех стенах для меня губительно, но и чересчур много общаться с людьми я тоже не могу.



Я понимаю, что нравится всем невозможно. Всегда есть процент людей, которым легче завидовать, чем работать над собой. Причем ты иногда поражаешься вещам и событиям в твоей жизни, которым завидуют, и думаешь: «В чем дело!?» Они видят картинку и не задумываются о том, что за ней стоит. Есть люди, которым вообще все равно. Другие пристально следят за каждым шагом и пытаются что-то повторить. Это не зависит от количества подписчиков и популярности, ― такое всегда есть, начиная с детсада и школьных времен. Я ко всему этому отношусь просто. Вот очень просто. Я вообще ко всему отношусь просто.



О ПРОСТОТЕ В ОДЕЖДЕ





К одежде я тоже отношусь просто. Но над этой видимой простотой приходится попахать. Это работа касается внутренних, эмоциональных ощущений. Я люблю вещи, которые не обязывают. Вещи, которые не нужно объяснять и трактовать. Это как современное искусство: есть картины, которые можно понять только с помощью описания, а есть искусство, которое не нуждается в описании. Люблю базовые вещи, люблю, когда нежные ткани сочетают с грубыми деталями. Но с игрой текстур и контрастов я обхожусь осторожно, так как оцениваю то, что надеваю, еще и с точки зрения художника. Для того, чтобы надеть грубые ботинки с легким платьицем, ты как минимум должна быть стройняшечкой. В ином случае образ просто не выглядит так, как задумывался. Это безусловный интиутивный эстетический рефлекс.


Одежда — яркое выражение того, что у человека внутри. Его мыслей, переживай, желаний, чаяний и надежд. У меня внутри все нормально. Последние три года после рождения детей я уверена в себе, как никогда раньше.


Еще я люблю попроще в том смысле, что лучше недоделать, чем переделать. Добавить что-то всегда можно, а вот убрать — проблема. Об этом же я всегда говорю на мастер-классах.



О ШОПИНГЕ





В моей прекрасной жизни получилось, что (я так шучу в компании друзей) три года я была беременна. Все это время я почти ничего не покупала. Как-то купила джинсы и носила их неделю, а потом уже — все.Во время обеих беременностей у меня был маленький аккуратненький животик, поэтому не возникало необходимости глобально менять гардероб. К тому же кто-то всегда отдавал футболочки, платья. Как-то раз купила еще брюки и сарафан на лето, но не могу назвать это шопингом — скорее, необходимостью.


К шопингу я отношусь сдержанно. Понравилось — взяла. Понравилось все — взяла все.


Никогда специально не организовываю процесс покупок. Не хожу по магазинам, потому что мне нужна, например, парка. В моем гардеробе нет «дыр», которые нужно залатать. Мне, наоборот, нужно их создать. При этом у меня вещи разбросаны по всей квартире. Хаос, творческий беспорядок — это про меня. Но в работе у меня все «четенько». Все записано, все вовремя. Я не срываю дедлайны заказов, я очень организованная и ответственная. Но дома позволяю себе расслабляться и ничего не делать, когда мне так хочется.



О МАКИЯЖЕ





Когда обращаюсь к услугам профессиональных визажистов, то, конечно, невероятно нравлюсь себе и на фото, и в жизни. Но мой макияж всегда естественный. Самое важное, что должен уметь делать визажист, и чего, к сожалению, не умеют делать 80% мастеров, — правильное скульптурирование. У меня ярко выраженный армянский нос — и я очень его люблю. Но! Мне иногда его делают таким красивым, что я думаю: «Это вообще не мой нос!» Я всегда прошу мейк без стрелок, теней и прокрашенных нижних ресниц. Мне вообще больше ничего не нужно, кроме хорошего скульптурирования. Сама я это делаю редко, так как у меня нет часа на макияж. Даже полчаса на экспресс-мейк — слишком долго. Пять минут — вот самый продолжительный макияж в моей жизни.



О ЛЮБВИ К ЛИТЕРАТУРЕ





С пятого по одиннадцатый класс у меня была замечательная классная руководительница — невероятно красивая в свои годы, интеллигентная, порядочная женщина. Живое олицетворение Серебряного века. Мне кажется, что все люди в этот период должны были быть такими, как она. Грамотная, хорошо поставленная речь. И выглядела она соответствующе: элегантная, изящная, изысканная, но в то же время простая — ведь она учительница. Моя любовь к литературе началась с нее. Каждый год на обратной стороне дневника мы писали одну и ту же фразу: «Ничто не дается так дешево и не ценится так дорого, как вежливость». Я сейчас смотрю на своих одноклассников (один прокурор города, другой — айтишник, третий — адвокат), ― и поражаюсь, какими классными людьми они выросли. Но я уверена, что их успех — во многом заслуга и влияние нашей классной руководительницы. Эта фраза всегда нас вела и олицетворяла отношения в классе. Тут речь даже не столько о литературе, сколько об атмосфере, в которой мы все росли. Мы читали стихи, пели под гитару песни Высоцкого и Булата Окуджавы, романсы на слова Цветаевой… Я сейчас об этом говорю — и у меня мурашки. В классе было много ребят разных национальностей: грузин, азербайджанка, белорус, русский, украинец, казахи, я ― армянка… кого там только не было. Это тоже нас определенным образом формировало. Когда я приехала в Киев учиться на факультет украинской филологии, то поняла, что, прожив все детство в Полтаве — родине украинского суржика, ни разу его и не слышала!


Каждый год на обратной стороне дневника мы писали одну и ту же фразу: «Ничто не дается так дешево и не ценится так дорого, как вежливость».


Когда я пришла на украинскую филологию — вообще не понимала, что я тут делаю. Плакала первые два дня. Для меня было сложно перейти на украинский язык: я его любила, но не говорила на нем. Да и я сейчас не говорю по-украински в быту. Я армянка, но родным языком считаю русский — я на нем думаю. Конечно, я прекрасно знаю украинский. За шесть лет обучения в университете я была одной из лучших (если не лучшей), круче всех писала работы. А вот украинскую литературу так и не смогла полюбить всем сердцем, увы. Прекрасно понимаю ее ценность — писала дипломную работу по Шевченко (знаю все его творчество наизусть), правда, по своей теме: переводы Шевченко на армянский язык. Он делал невероятные вещи для своего времени. Однако не могу сказать, что в момент грусти сяду перечитывать украинскую литературу и всплакну — а для меня это показатель. В то же время могу миллион раз перечитывать Цветаеву, Гумилева, и даже Ваенгу полюбила за песню «Жираф» на слова Гумилева, но про украинскую литературу я не могу так сказать, к сожалению.



Кстати, люблю американскую литературу. Правда, я ее не так уж хорошо знаю. Но, если говорить о современной американской литературе, то мне нравится писательница Фэнни Флэгг. Первая ее книга, которую я прочитала, — «Жареные зеленые помидоры в кафе “Полустанок”». Офигенная книжка! В одной строке там можно найти ВСЕ. Ты и плачешь, и смеешься — настолько тонко использован юмор!.. Все проблемы и трагедии автор подает как временные неприятности. По этой же причине люблю театр «Черный квадрат». Контраст: плачешь — смеешься, плачешь — смеешься. Это просто невероятные эмоции! Там красивый слог, красивая история. Много недоговоренного — то, что можно допридумать, но тебе не хочется, потому что все и так понятно.


Американская литература расставила все точки над «i» в моих отношениях с деньгами. Я научилась любить деньги, принимать их, позволять им притягиваться ко мне. А я взамен много работаю и никогда не позволяю им овладевать мной.


Ремарк научил меня жить сегодняшним днем и помнить, что жизнь продолжается вопреки всему. Что сила человека и его желание жить ― самая большая ценность. Современная французская литература помогла построить диалог с «тонкограничащим» юмором. До знакомства с ней мое восприятие юмора, как мне кажется, было совсем не изящным, не тонким, не осторожным и не глубоким.



ОБ ИЗРАИЛЕ, АРМЕНИИ И УКРАИНЕ





Обожаю трагедии. Вместе с тем считаю, что перманентное состояние «drama queen» ― проблема и армянского, и украинского народов. Израильтяне — вот это достойный пример для подражания! Я за то, чтобы помнить, оглядываться и строить дальше, а не стоять и плакать над могилой. Конечно, я мало поняла об Израиле и Тель-Авиве за время своего недавнего и непродолжительного путешествия, но обязательно туда вернусь. Сначала была шокирована: там трущобы соседствует с супер-современным городом. Но они построили государство в пустыне, на песке. Там к каждому деревцу, в каждому кустику проведена вода. С другой стороны, на песке построить, наверное, проще, чем на камнях, — как в Армении.


Что еще мне нравится в армянах, так это то, что у нас действует правило «хвали публично ― ругай лично».


Я не просто считаю Армению родиной ― я тоскую по ней. Хотя, когда туда прилетаю, мне достаточно недели. Мой дом, конечно, в Киеве. Здесь моя семья, мои дети, мой муж. Кстати, чтобы попасть в Армению, можно полететь в Грузию до Тбилиси, и оттуда за 20$ съездить в Ереван. Перелет же в Ереван стоит около 700$. Но там, правда, невероятно красиво. Эту страну стоит посетить. Во-первых, Армения ― первая страна в мире, которая сделала христианство государственной религией. И, кстати, меня крестили в той самой церкви, где проходил официальный обряд обращения в христанство, ― дом моей бабушки по отцовской линии расположен рядом. Во-вторых, мне нравится, что армянская церковь не подразумевает каких-то диких запретов, все очень просто. У тебя не покрыта голова? Ок. Ты в церкви не плачешь, а смеешься? Тоже ок. В-третьих, сами церкви для меня намного более эстетичны, чем богато украшенные, позолоченные храмы и соборы Украины и Европы: это суровая, мощная, искренняя, простая красота, созданная такими же искренними и простыми людьми.


Поддержка дороже любой правды.


Что еще мне нравится в армянах, так это то, что у нас действует правило «хвали публично ― ругай лично». На этом принципе я строю свои отношения с детьми, и так же ко мне относились мои родители. Более того, у нас принято пользоваться им и в конструкте «человек ― государство». Ни один армянин никогда не скажет дурного слова о своей стране в разговоре с представителями других национальностей, он прибережет всю критику для «своих». И это здорово! Потому что это твой дом, той ребенок. Даже если он трижды не прав, для меня мой ребенок ― лучший, и это нормально. Я ему дома расскажу, в чем именно и почему он не прав, но никогда этого не сделаю при людях и всегда буду его защищать. Поддержка дороже любой правды.



О ДЕДУШКЕ





Мои бабушка с дедушкой по маминой линии родились и всю жизнь прожили в столице Армении ― Ереване. Недавно я узнала историю, которая ранее держалась в строжайшем секрете. Оказалось, что отец мамы, дед Мартирос, был старшим инженером-конструктором в математическом Институте вычислительной техники имени Мергеляна. После распада Советского Союза и начала Карабахской войны с Азербайджаном государство активно сокращало все рабочие места, — и дедушку по достижению пенсионного возраста должны были сократить одним из первых, но не сделали этого из стратегических соображений. Дело в том, что один из цехов Мергелянского института в военное время тайно производил оружие, а дедушка был одним из немногих, кто это оружие конструировал.



О ТОМ, ЧТО НРАВИТСЯ В ДРУГИХ ЛЮДЯХ





В людях я ценю то, чего нет во мне. На мой взгляд, нам вообще в других нравится то, чего нам самим не хватает, и раздражает то, что мы пока не готовы в себе принять и признать. Поэтому в других людях я ценю беззаботность, ― но ответственную беззаботность. Ценю, когда человек может на все 100% позволить себе быть собой. Я открытый человек, я такая, какая есть, но все равно иногда поддаюсь червячку сомнения. Например, не выставлю какую-то неудачную фотографию. Люблю людей, которые с легкостью умеют иронизировать над собой. У меня с этим та-а-кие проблемы! Конечно же, я не принимаю в штыки каждую шутку в свой адрес и сама над собой могу подшутить. Но в глубине души все равно начинаю рефлексировать.



О ТОМ, ЧТО НАДЕТО ВО ВРЕМЯ СЪЕМКИ





Футболка и чехол бренда IIIIT SARKISIAN, сумка-клачт ― коллаборация IIIIT SARKISIAN x doob.vosk, джинсы LEVI'S, объемная джинсовая куртка ZARA. Обувь ― винтаж, приобретенный на благотворительном Кураж Базаре. Очки куплены в винтажной лавке в Париже много лет назад



Кстати, теперь футболки и сумки моего бренда IIIIT Sarkisyan можно купить и в Эстонии. В Таллинне живет одна замечательная девушка — Люсинэ Аякян, fashion-блогер, телеведущая и стилист. Мы с ней познакомились четыре года назад, когда Люсинэ давала интервью для моего журнала thenordar.com. Недавно Люсинэ основала онлайн-магазин одежды и аксессуаров современных армянских дизайнеров, в котором уже продаются футболки и сумки.



КАК ОДЕТЬСЯ В СТИЛЕ ЛИЛИТ САРКИСЯН



[img]http://cdn.thinglink.me/api/image/919152191657213953/1024/10/scaletowidth#tl-919152191657213953;1043138249[/img]


Читай также интервью певицы и участницы проекта "Голос Країни" Ирины Гросу, которая получила четыре "да" от всех тренеров шоу.



ТЕКСТ: НАТАЛЬЯ ЛУСТА
ФОТО: ЕЛЕНА ПОПОВА

скачать dle 12.1
30-05-2019, 03:59
Автор: Admin
Просмотров: 60
Рейтинг:
Нашли ошибку?   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.